ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОНИМИЯ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОНИМИЯ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИАктуальность исследования состоит в том, что на фоне полиэтнического состава населения Нижнего Поволжья, история возникновения, распространения и видоизменения большинства топонимов Астраханской области является «белым пятном» в науке. Для данного исследования является важным и необходимым привлечение регионального компонента (народные географические термины).

Астрахань — это самая южная точка на границе страны. Стратегическое положение делает ее южным форпостом Российской Федерации. Астраханский регион обладает достаточным экономическим и интеллектуальным потенциалом для того, чтобы стать окном на Ближний Восток и Центральную Азию. Все необходимые условия для того есть. Поэтому изучение края, в том числе посредством топонимики, предельно актуально.

С Астрахани начинается Великий Волжский путь, который системой каналов связывает три моря (Каспийское, Черное, Балтийское) и проходит через всю Россию. Из Астрахани идут кратчайшие пути на Кавказ, Иран и Среднюю Азию.

В Астрахани слились в единый поток различные национальные культуры российского государства: русская, как определяющая, азиатско-мусульманская (татары, казахи, ногайцы и др.), буддийско-ламаистская (калмыки), христиано-кавказская (армяне, грузины), мусульмано-кавказская (азербайджанцы и горцы Северного Кавказа). Здесь, как нигде в другом регионе России, этнодемографиче-ские установки народов, ориентированы на мир, на совместную работу ради процветания края. Наиболее ярко евразийская сущность российского государства проявилась в истории Астраханского края, который был и продолжает быть этнокультурным евразийским котлом.

Актуальность тематики обусловлена и тем, что на сегодняшний день отсутствуют полномасштабные работы по исследованию и анализу топонимической системы Астраханской области, которая до сих пор сохраняет в себе богатейший информационный материал. К сожалению, с течением времени, в связи с исчезновением или переименованием населенных пунктов, эта информация может быть безвозвратно утрачена.

Посредством исторической топонимики могут быть исчерпаны споры о «приоритете» тех или иных национальностей в судьбе края, а также внесен вклад в проблему сохранения исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры.

Тема, при кажущейся нейтральности, довольно злободневна и политически заострена, в связи с властными амбициями этноэлит, каждая из которых рассматривает Нижнее Поволжье — Прикаспий, как свою неотъемлемую территорию.

Объектом исследования является топонимическая система Астраханского края, сложившаяся в ХУ1-ХХ вв. Предметом исследования выступают исторические видоизменения названий населенных пунктов Астраханской области, их связь с происходившими социальными и этническими процессами.

Хронологические рамки диссертации охватывают период от присоединения Нижневолжья к Российскому государству (середина XVI в.) до приобретения Астраханским краем нового геополитического значения (после распада СССР).

Методологической основой исследования является системный и структурно-исторический подход, предполагающий изучение топонимии Астраханской области, как сложного образования, в котором могут быть выделены составные части, а также различные топонимические ряды, взаимодействующие между собой как элементы единой системы. Достигается связь рассматриваемых процессов и явлений в их синхронии (как они предъявлены на карте и в перечнях поселений) и диахронии (эволюции) — изменчивость в веках и поколениях.

Топонимия — комплексная наука, объединяющая методы различных ветвей гуманитарных знаний. В данной диссертации были использованы исторический (этногенетический, краеведческий), сравнительно-исторический (компаративный), этимологический, картографический (из географии и топографии), дескриптивный (описательный), структурно-грамматический или формантный, семантический (из лингвистики), статистический, ареальный методы.

Изучение всех источников, по регионоведению показывает, что топонимика в Астраханском крае до сих пор не изучена. Планомерные поиски в данном направлении учеными практически не велись, поэтому научная литература по теме исследования немногочисленна и несистематична. Топонимические исследования в своем большинстве проводились с точки зрения лингвистики и географии, но очень редко прослеживалась взаимосвязь между топонимикой и историей поселения, области, страны.

Глубоких, прямоотносящихся к данной проблеме, работ об Астраханском крае не отмечено, а историческая топонимика в качестве особой отрасли знаний, как представляется автору диссертации, ещё не «отпочковалась» от других ветвей науки (географической, филологической и т. п.).

Степень изученности темы исследования. Пристальное изучение истории и этнографических особенностей Астраханского края началось в XVIII в. Это объяснялось тем, что Астраханская область была зоной внешнеполитических интересов России. Совершилось несколько научных экспедиций П. С. Палласа, С. Г. Гмелина, И. И. Лепехина, Я. Ю. Потоцкого, Я. Я. Стрейса. Тема истории Астрахани упоминается в трудах В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова, П. И. Небольсина и др.

В XX в. (современный период) к этой теме обращались Л. С. Берг, А. И. Юхт, И. Г. Добродомов, В. М. Викторин, Н. М. Васькин и П. Любомиров.

На сегодняшний день историки, этнографы, языковеды, географы подчас вступают в острую полемику по поводу времени образования, этнической «отнесённости» населённых пунктов, происхождения и этимологии отдельных топонимов. В диссертации это продемонстрировано на примере изучения самого ключевого топонима Астрахань.

Уделили серьёзное внимание астраханской топонимической системе и учёные других регионов России — топонимист-филолог И. Г. Добродомов (совпаде-

ния названий с др. территориями)1, этнолингвист-диалектолог финских и тюркских народов Л. Ш. Арсланов2.

На основе изучения материалов, которые хотя бы косвенно касаются нашего исследования, приходим к выводу, что развитие топонимики в Астраханском крае практически не изучено. Планомерные поиски в данном направлении учёными практически не велись, поэтому историография по теме исследования немногочисленна и несистематична. При этом имеющаяся литература опубликована не полностью, а остаётся, в основном, в виде рукописей, хранящихся в музейных и частных архивах. Топонимические исследования ранее проводились с точки зрения лингвистики, географии, но очень редко прослеживалась взаимосвязь между топонимикой и историей села, области, государства. При этом интерес к проблеме возрастает. Ведутся жаркие споры на конференциях. Но их зримым результатом и воплощением оказываются только краткие замечания в предварительных тезисах и итоговых аннотациях сообщений.

Источниковая база исследования делится на группы:

I. Архивные источники.

II. Печатные источники.

III. Картографические источники.

IV. Полевой материал.

К источникам первой группы относится архивный материал, хранящийся в Государственном Архиве Астраханской области (далее — ГААО).

Источники данной группы дают объемный материал о заселении территории Нижней Волги, о национальном составе, а также содержат документы, подтверждающие возникновение населенных пунктов и их владельцев. Благодаря архивным документам удается выяснить условия возникновения и причину номинации большей части топонимов Астраханской области.

Особый интерес представляет фонд 32 опись 1. В нем содержатся статистические сведения о населении уездов Астраханской губернии, о движении народонаселения и роде их занятий, сведения о числе населенных пунктов и дорожных трактах.

В фондах Астраханской Губернской канцелярии (ф. 394) и канцелярии Астраханского гражданского губернатора (ф. 1) хранятся ревизские сказки, переписка о заселении представителями разных народностей Астраханской губернии и многое другое.

К источникам второй группы относятся Памятные книжки Астраханской губернии, отчеты Астраханского Губернского статистического комитета, отчеты и дела Петровского общества исследователей Астраханского края, сочинения путешественников, в том числе иностранных, из которых многие посещали Астраханский край и оставили его описание, начиная с XIV в. и оканчивая последними годами XX в.

Для исследования темы были использованы «Полное собрание русских ле-

1 Добродомов И. Г. Происхождение названия Астрахань // Ономастика Поволжья. Уфа, 1973. С. 218.

2 Арсланов Л. 111. Очерки по диалектологии и ономастике. Избран, труды. Елабуга, 2009. С. 242.

тописей», «Полное собрание законов Российской империи с 1649 года», а также «Список населенных мест Российской империи», составленный и изданный Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел.

В качестве источников в исследовательской работе использовались словари: топонимические, этимологические, тюрко-язычные, географические, толковые и другие.

Источники третьей группы представляют разновременной картографический материал: карты Каспийского моря, Московского государства, Астраханской губернии, Астраханской области и другие.

К четвертой группе источников относится топонимический материал, собранный во время специальных полевых экспедиций в районы Астраханской области (Приволжский, Володаровский, Икрянинский, Лиманский, Камызякский).

Целью данного исследования является рассмотрение конкретно исторического материала и выяснение факторов развития топонимической системы Астраханской области в период с Х1У-ХХ вв. как причинно-обусловленного процесса, связанного с характерными процессами, происходящими в Российском государстве.

Для достижения этой цели автор ставит и пытается решить ряд более частных задач:

• изучение процесса заселения Астраханской области;

• исследование этнической истории края;

• историко-этимологический анализ топонимической системы Астраханской области;

• классификация географических названий Астраханского края, с учетом их происхождения и топонимической рядности;

• анализ природных, социальных и этнических топонимов;

• определение воздействия на разных исторических этапах географического пространства, климата, окружающей природы, рода занятий жителей и социальной среды на возникновение топонимов данного региона;

• составление топонимических рядов и выявление основных закономерностей образования топонимов на территории Астраханской области.

Научная новизна. Астраханский регион, как важнейший компонент Российского государства, находясь на стыке Европы и Азии, вобрал в себя топонимические элементы многих этносов, изучение которых вносит теоретическую и ценностно-практическую значимость для решения актуальных проблем, стоящих перед регионоведением страны.

Научная новизна данной работы состоит в том, что впервые история Астраханского края рассматривается с точки зрения топонимики, происходит систематизация топонимов, определение их рядоположения, закономерности распространения и этимологии происхождения. Данное исследование является вкладом в проблему изучения межнациональных контактов, а также в проблему сохране-

ния исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что представленный в ней материал может быть использован для дальнейшего изучения топонимики Астраханского края, а также сравнительного анализа топонимики различных областей России, включая Астраханскую область. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в вузовских курсах, спецкурсах по истории Астраханской области и в средней школе на уроках краеведения.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на итоговых научных конференциях АГПУ (Астрахань, апрель 1996, 1997, 1998, 1999 гг.), на международной конференции «Происхождение и культура поданным фольклора» (Астрахань, август 1996), на всероссийской конференции «Запад и Восток: проблемы, взаимодействие, новации» (Владимир, ВладПГУ, ноябрь 1997), на областной конференции, посвященной 280-ю образования Астраханской губернии (Астрахань, ноябрь 1997), на очередной Международной конференции «Ономастика Поволжья» (Волгоград, ВГПУ, сентябрь 1998), на международной конференции «Славяне и их соседи» (Москва, май 1999), на Конгрессе этнографов и антропологов России — КЭАР-7 (Саранск, июль 2007), а также велся спецкурс по теме диссертации в Астраханском педагогическом университете.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка сокращений, списка источников и литературы.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, определены хронологические рамки и методы исследования, сформулированы цель и задачи диссертации, отмечены степень изученности проблемы, теоретическая и практическая значимость работы, дан обзор источников, представлены сведения об апробации и структуре диссертации.

В первой главе «Историко-этнографический обзор Астраханского края», состоящей из четырех параграфов, дается общая характеристика Нижнего Поволжья в историко-этнографическом аспекте.

В первом параграфе «Древняя история Астраханского края» прослеживается история заселения исследуемой территории с учетом археологического материала. Астраханская область рассматривается как историческая арена, имевшая много преимуществ: переплетение сухопутных и водных путей, соседство с восточными государствами, а также природные условия, благоприятствующие развитию как оседлого, так и кочевого хозяйства.

Нижнее Поволжье было всегда богато и разнообразно по языковому, религиозному, этническому облику сменявших друг друга волн населения, среди которых киммерийцы, скифо-сарматы, гунны, затем хазары, печенеги, кыпчаки-

половцы, монголы, татары, русские и мн. др.3 В различные периоды территория Нижнего Поволжья становилась то центром обширного Хазарского царства4, то столицей Золотой Орды под властью ханов монгольской империи5.

В работе рассмотрено, как в результате междоусобицы и постоянной борьбы за власть, Астраханское ханство в 1556 году было присоединено к России. В итоге, население Нижнего Поволжья было избавлено от турецко-крымского порабощения и вместе с тем были созданы предпосылки для его экономического и культурного развития6.

Во втором параграфе выделяются этапы заселения Нижней Волги в период с середины XVI по конец XX вв.7.

При работе с картами, архивными документами автору удалось установить, что территория воеводства, как и территория Астраханского ханства, на котором оно возникло после присоединения к России в 1556 году, не имели четких границ.

В параграфе прослеживается как правительственные мероприятия, направленные на защиту Астраханского воеводства XVI в. крайнего пункта российского влияния на юге страны от соседних, полуоседлых и кочевых племен, вместе с тем послужили основанием для переселения представителей славянских народов и начала русской гражданственности в среде многочисленных кочевников, обитавших в приволжских степях8.

Следует отметить, что на первом этапе заселения для предотвращения нападений на Нижней Волге в 1579 году появились стрелецкие караулы, располагавшиеся на протяжении дорог от Царицына до Астрахани: Каменный караул, Ступино караул, Полый караул, Кичур (Кизеюр) караул и Ичкибрей караул9. Позже правительство построило на Волге крепости: в 1627 году — Черный Яр10, в 1655 году — Красный Яр". В результате проведенных мероприятий с 1757 года астраханские казаки занимали 16 форпостов, расположенных по Московскому тракту, с 1785 года — по Кизлярскому тракту12.

3Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М. 1962. С. 30-37; Очерки истории Астраханской епархии за 400 лет ее существования. Ростов-на-Дону, 2002. Т. 1. С. 23-24.

4Забиров Ш. М. Об исторической судьбе татар в России. К истории астраханских татар. СПб. 1999. С. 12.

5Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в ХУ-ХУШ вв. Сталинград, 1936. С. 8, 9; Герберштейн С. Записки о Московии. М. 1861. С. 162.

6Вереин Л. В. Присоединение Нижнего Поволжья к Русскому государству. Начало строительства русской Астрахани. Астрахань, 1958. С. 8; Перстякович Г. Поволжье в ХУ-ХУ1 веках. (Очерки из истории края и его колонизации). М. 1877. С. 226-230.

'Краткий Российский летописец с родословием. Сочинение Михаила Ломоносова. СПб. 1760. С. 32.

вО задачах деятельности Петровского Общества исследователей Астраханского края. М. 1892. С. 9; Памятная книжка Астраханской губернии на 1893 год. Астрахань, 1893. С. 3.

9Чулков М. Д. Историческое описание Российской коммерции при всех портах и границах от древних времен доныне настоящего. М. 1785. Т. 2. Кн. 2. С. 48; Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. Л. 1938. С. 265.

10ГААО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 12. Л. 4; Чернеуовы Г. иН. Путешествие по Волге. М. 1970. С. 142.

"ГААО. Ф. 857. Оп. 1. Д. 14. Л. 7; Д. 16. Л. 13; Ф. 32. Оп. 1. Д. 12. Л. 5; Д. 17. Л. 2.

12Там же. Ф. 498. Оп. 3. Д. 48. Л. 60-68.

В исследовании уделяется внимание учугам (учуг — «частокол, устраиваемый поперек реки для ловли рыбы на протоках Волги»13), которые существовали, как рыбные промыслы, еще до присоединения Астраханского ханства к России. После взятия Астрахани, «учуги и соляные озера отошли казне, которая отдавала их на откуп купцам Астрахани и других городов России, а так же жаловала монастырям»14. В конце XVII в. учуги являлись первыми сельскими рыбацкими поселениями15: Чурка, Камызяк, Бузан, Иванчуг, Урустоба, Басарга, Увары и мн. др. основной рабочей силой которых были беглые крепостные и государственные крестьяне.

Второй этап колонизации Нижней Волги в XVIII — XIX вв. отмечен значительным увеличением количества частных рыбопромысловых хозяйств16 и заселением береговой полосы Каспийского моря (возникло тридцать три самовольных поселка, в том числе Вышка, Разбугорье, Вахромеево, Бирючья Коса, Ра-куша, Зюзино /Гришино/, Тишково, Мало-Белинский, Красный, Каштинка, Сухой и др.)17. Данному процессу способствовала продажа в Межевой канцелярии астраханских земель, в состав которых входили богатые рыболовецкие воды, а также открытие вольного лова на Каспии, что, в свою очередь, привело к быстрому росту поселений18.

Указывается, что отдаленность Астрахани от центральных областей Московского государства, наличие свободного казачества, находящегося на казенном содержании, свободные земельные и речные угодья, привлекали торговцев, служилых, ссыльных и беглых людей19, что в последствие привело к появлению со-

-20

рока пяти самовольных поселении .

Третий этап колонизация Нижней Волги — XIX в. — ознаменован расселением государственных крестьян по главным проезжим трактам21, с образованием пятьдесяти трех поселений, в том числе Торговое, Заветное, Киселеве, Никольское, Дарма и мн. др.

,3Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М. 1984. С. 585.

"Рыбугикин М. Записки об Астрахани. М. 1841. С. 189; Васькин Н. М. Заселение Астраханского. С. 18.

15Васькин Н. М. Заселение Астраханского. С. 18.

"ГААО. Ф. 32. On. 1. Д. 179. Л. 31; Ф. 857. On. 1. Д. 112. Л. 8-13.

;7Там же. Ф. 794. On. 1. Д. 2694. Л. 26.

"ГААО. ф. 32. Оп.1. Д. 87. Л. 2-3; Васькин Н. М. Заселение Астраханского. С. 30-32.

19Штылко А. Астраханская старина. Губернатор Н. А. Бекетов //«Астраханский листок», 1893. № 202; ЧулковМ. Д. Историческое. Т. 2. Кн. 2. С. 449; ШперкФ. Ф. Очерки по истории. Смоленск, 1990. С. 7.

20ГААО. Ф. 1. Оп. 16. Д. 67. Л. 2-12. Ф. 8. Оп. 2 (вяз. 185). Д. 905. Л. 1; Ф. 394. On. 1. Д. 3895. Л. 10-23; Ф. 476. Оп. 3. Д. 88. Л. 97; Ф. 857. On. 1. Д. 26. Л. 1-394; Васькин H. М. Заселение Астраханского. С. 33; Астрахань и Астраханская губерния. СПб. 1897. С. 3; Памятная книжка Астраханской губернии на 1880 год. Астрахань, 1880. С. 43; Астрахань и Астраханская губерния. Описание края и общественной жизни и частной жизни его. М. 1852. С. 25; Описание Колы и Астрахани. СПб. 1804. С. 93, 97.

21Памятная книжка Астраханской губернии на 1873 год. Астрахань, 1873. С. 151-165.

К оседлому образу жизни перешли кочующие киргизы — буккевцы, основав в 1827 году первое киргизское поселение Ханская ставка или Рын-пески22, и татары, основав девятнадцать поселений, в том числе Кулаковское, Семиков-ское, Килинчи и др.

В результате проведения значительных территориально-административных изменений в конце XIX в. Астраханская губерния состояла из 5 уездов: Астраханского, Черноярского, Красноярского, Енотаевского, Ца-ревского, и соответственно 5 городов: Астрахань, Черный Яр, Красный Яр, Енотаевск, Царев23, 61 волости24, население которой проживало в 394 населенных пунктах25.

К началу XX в. — четвертый этап колонизации — во всех уездах Астраханской губернии отмечался высокий рост количества населенных пунктов, вместе с этим численность помещичьих крестьян увеличилась до 14 ООО человек.

В третьем параграфе на фоне истории заселения Астраханской области и ее территориальных изменений, прослеживаются этапы формирования полиэтнического состава Астраханской области — с середины XVI по конец XX вв.

На первом этапе заселения, после присоединения Астраханского ханства к Русскому государству в XVI-XVII вв. в центре воеводства отмечается преобладание русского населения: оседлые приморские жители, служилые люди — стрельцы2 <русские, украинцы, включая донских и запорожских казаков), рыбацкая вольница, северорусского происхождения, «ссыльные или бродяги», укрывавшиеся от преследования законов»27, а также оседающие кочевники (ногайцы)28. Указывается, что в составе населения Астраханского края с XVI-

XVII вв. был значителен элемент восточного, азиатского (оседлого и, особенно, кочевого) этнического происхождения: грузины, татары, ногайцы индийцы, иранцы, бухарцы и армяне, наладившие торговые связи с Астраханью через Моздок и степи Терека29.

Второй этап — XVIII в. — отмечен появлением крестьянской среднерусской и южнорусской, так называемой «чумацкой» миграцией, появившейся вокруг со-

22Художественная Россия. Общедоступное описание нашего отечества. СПб. 1885. Т. 1. С. 338.

^ГААО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 17. Л. 2 об.

^Астраханский календарь на 1884 год. Астрахань 1884. С. 286; Вся Астрахань и весь Астраханский край. Памятная книжка Астраханской губернии на 1893 год. Астрахань, 1893. С. 167.

25Военно-статистическое обозрение Российской империи. Издаваемое по Высочайшему повелению при 1-м отделении Департамента Генерального штаба. Т. 5. Ч. 5. Астраханская губерния. СПб. 1852. С. 100-124.

26Васшьева Е. А. Викторин В. М. Славянская миграция в Нижнее Поволжье конца XVII — начала

XVIII вв. и этнокультурные контакты в регионе (по данным топонимии).// Славяне и их соседи. М. 1999. С. 26-27; ГААО. Ф. 2. Оп. 2. Д. 327. Л. 37-73.

27Астрахань и Астраханская губерния. Описание края и общественной жизни и частной жизни его. М. 1852. С. 137.

280писание всех обитающих в Российском государстве народов и их житейских обрядов,

одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей. Ч. 2. СПб. 1799. С. 31. 2?Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией. Под ред. Н. И. Веселовского. СПб. 1898. Т. 3. С. 61-67; Рыбушкин М. Записки. С. 57; ГААО. Ф. 32. Оп. 1.Д. 87. С. 9-11; Ф. 394. Оп. 1.Д. 2403. Л. 1.

ляных озёр Баскунчак и Эльтон30 <русские, украинцы, чуваши, мордва). К ним присоединились татары, калмыки, в городе - грузины и западноевропейские переселенцы (лютеране, католики и протестанты)31.

Третий этап — конец ХУШ-Х1Х вв. — характеризуется переходом к оседлой жизни кочующих киргизов — буккевцев, туркменов, татар32. В 1827 году было основано первое киргизское поселение Ханская ставка или Рын-пески33.

XX в. — четвертый этап формирования населения Астраханской области. Изучая вопроса о становлении полиэтнического состава Астраханской области, необходимо учитывать, что по настоящий момент Нижнее Поволжье является территорией разнонаправленных миграций, особенно после распада СССР и возникновения «горячих точек» («беженцы» из ближнего зарубежья и «вынужденные переселенцы»). Реальное число мигрирующих в несколько раз выше, чем зафиксировано статистическими органами.

Подводя итоги первой главы, следует отметить, что для рассматриваемого периода истории Нижнего Поволжья с XVI по XX вв. характерны тесные связи России с кочующими племенами, оказавшими немалое влияние на ее социальную и политическую жизнь. Постоянные межэтнические взаимоотношения, прежде всего, способствовали взаимопроникновению языков и культур.

На сегодняшний день по результатам Всесоюзной переписи населения (2002 год) в Астраханской области насчитывается 178 национальностей РФ и СНГ. К наиболее многочисленным группам населения относятся русские, казахи, татары, украинцы, калмыки, чеченцы, даргинцы, грузины, армяне, туркмены, аварцы.

Во второй главе «Семантическая характеристика топонимов Астраханской области» в процессе анализа топонимической системы Нижней Волги, выявлены определенные закономерности возникновения географических названий, определены основные номинации, выделена семантическая классификация топонимов по лексико-семантическим признакам с учетом исторических событий и реалий исследуемой.

В первом параграфе рассматриваются топонимы, характеризующие физико-географические свойства объектов и окружающей среды. Природные условия, своеобразное расположение территории Астраханской области, животный и растительный мир — все это нашло отражение в топонимии Нижней Волги.

Предположительно наиболее древними географическими названиями являются гидронимы. Это обусловлено важной ролью гидрографических объектов в жизнедеятельности человека. Многочисленная группа гидротопонимов, характеризующая возраст, глубину, протяженность, величину, проточность, характер течения, очертания русла водных объектов, свидетельствует об обилие рек, озер, проток, ильменей, лиманов, болот на исследуемой территории: Кривая Воложка,

30Там же. С. 28.

31Очерки истории Астраханской епархии за 400 лет ее существования. Т. 1. Ростов-на-Дону, 2002. С. 129.

32ГААО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 57. Л. 3; Д. 87. С. 15-23; Ф. 794. Он. 1. Д. 355. Л. 1.

33Художественная Россия. С. 338.

Сенная Воложка, Сасыкольское, Майлегуль, Божакколь, Караколь, Фебор-Куль, Бесколь, Протока, Пролевуха, Балчуг, Заплавное и др.

В процессе исследования топонимии Астраханской области была выявлена группа ландшафтных топонимов: Агаштюбе, Ахтубинка, Барханы, Осып-иой Бугор — Ярлы-Тюбе, Урочище, Чаган, Рынок, Костюбе, Копановка, Ра-кушский Бугор, Бараний Бугор, Котел, Плавень и др.

Зоотопонимы содержат информацию о видах рыб, зверей и птиц, обитающих на территории Астраханской области или уже исчезнувших: Могой, Кара-Бирюк, Каралат, Куянлы, Бирючья Коса, Грачи, Верблюжий, Коровье, Лебяжье, Новокаргино, Конный Могой, Сорочье, Бакланий, Икряное, Гусино и др.

Растительный мир Астраханской области, очень разнообразный по своему составу, прослеживается в группе топонимов производных от фитонимических терминов: Караагаш, Камызяк, Табола, Дубовый, Маково, Яблонка, Хмелевка, Ковыльный, Сенной, Полынный, Чилимный, Садовый, Вишневый, Ягодный, Черемуха, Заленый сад, Вязовка, Камышово, Цветное, Лесное и др. В процессе исследования автор приходит к выводу, что в своем большинстве, топонимы, отражающие породы деревьев и виды растений, произрастающих по берегам водоемов, имели большое значение в жизни как оседлого, так и кочевого населения.

В тюрко-монгольской и славянской топонимии Астраханской области достаточно широко распространено цветовое обозначение: Белый Ильмень, Чистый Яр, Актюбе, Ахтерек, Краснопесчаный, Красный Худук, Красный Яр, Красное, Бор Mora хотн, Кэк Тенге, Сизый Бугор, Хар Толга, Зеленга, Большой Карабулак, Черный Яр и др. Анализ топонимов показал, что процесс номинации при помощи цветового компонента описывал цвет почвы, водоемов, растительности, обозначал свойства и качества географического объекта, а также мог быть связан с пространственной ориентировкой по сторонам горизонта34.

В процессе исследования топонимической системы Астраханской области автором была выделена группа топонимов, образованная с точки зрения пространственной информации: Левая Горная, Правая Горная, Верхний Баскунчак — Средний Баскунчак — Нижний Баскунчак, Старый Алтынжар, Ново-урусовка, Большой Могой — Малый Могой, Заволжское, Заречное, За-Царев, Забузан, Забурунный, Прикаспийский, Приозерное Подлесочное и др.

Совмещение понятий по признаку ориентированности на местности по сторонам горизонта, «положение географических объектов относительно друг друга по вертикали, другие по горизонтали, третьи по времени, четвертые по размерам»35, образование топонимов с помощью ориентированных приставок за-, под-, меж-, при — свидетельствует о процессе освоения различными этносами территории Нижней Волги, а также об исключительном значении географической

ъ*Суперанская A. B. Терминологичны ли цветовые названия?// Вопросы географии. М„ 1971. № 84.С. 32.

15Мурзаев Э. М. Топонимика и география. М. 1995. С. 85, 91.

ориентации в жизни кочевого и оседлого населения на различных исторических этапах.

На топонимической карте Нижней Волги выявлены числовые топонимы, как тюркского, монгольского, так и славянского происхождения: Три протоки, Бештюбе, Трехизбинка, Тавн Арл хоти, Зурхан хоти, а также топонимы — метафоры, которые отражают один из признаков объекта в сравнении с каким-либо предметом или явлением: Беспутное, Вшивинское, Мертвый култук, Голый култук, Дурное, Болтанка и др.

Во втором параграфе рассматриваются географические названия Астраханской области, связанные с человеком и его деятельностью, среди которых широко представлены топонимы, обозначающие типы поселений: выселка, деревня, село, селы\о, слобода, станица, хутор, умет и др. Данная группа представляет большой интерес с исторической точки зрения, так как обладает насыщенной информативностью: Ахтубинский городок, Райгородок, Станья, Застенка, Выселка, Село, Сельцо и др.

На территории Нижней Волги встречаются топонимы Слободка, слобода Капустника, слобода Владимировка, слобода Рахинка и др. В 1744, 1746, 1759 годах были изданы указы, по которым иноземцы имели право жить в Астрахани или селиться слободами: Агрыжанская (Индийская), Гилянская, Бухарская, Армянская, Солдатская, Безродная36. Первоначальное значение слова слобода — «часть города, села со свободным населением, где жили некрепостные». Укр. белор. слобода11. Со временем значение изменилось: слобода — «селение с церковью, преимущественно заселенное Малороссиянами»38.

Заслуживают внимания большие группы топонимов с основой хутор (Хутор, Хутор Кислово, Хутор Краснощеков, Хутор Гранкин и др.) и умет (Умет Крохмаля, Никиты Тимофеева; Умет Чумака, Данилы Николаева; Умет Чеботаря, Сидора Филинова и др.). Хутор

«обособленное крестьянское хозяйство с усадьбой»; «загородный дом с садом и угодьями». Укр. хут1 хутар39. В словаре Э. М. Мурзаева хутор отмечен как «одинокая крестьянская усадьба с земельным наделом в сельской местности; выселки; маленькое селение, жители которо-

го нередко связаны родственными отношениями». а умет — «одинокое жилище в степи, заимка, хуторок, постоялый двор; станция на старых солевозных трактах в южной части Руси»41.

При рассмотрении топонимов с основой умет и хутор, во второй части топонимов выделяется антропоним, который указывает на имя, а чаще фамилию первопоселенца или владельца. Локализуя на топонимическом фоне Нижнего Поволжья большое количество топонимов с основой умет и хутор, фиксируется

36 ГААО. Ф. 857. Оп. 1. Д. 26. С. 1,49.

37Мурзаев Э. М. Словарь народных. С. 508.

38Спискн населенных мест Российской империи. Т. II. Астраханская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб. 1861. С. 15.

39Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М. 1999. Далее И.-Э. ССРЯ. Т. 2. М. 1999. С. 360.

40Мурзаев Э. М. Словарь народных. С. 599.

41Там же. С. 576.

широкое распространение поселений данных типов в XIX-XX. вв. и практически исчезновение в XXI в.

Таким образом, поселенческие топонимы Астраханской области помогают проследить их эволюцию: выявить ареал распространения, исчезновение, а также видоизменение.

Существенная роль в образовании топонимов принадлежит антропонимам, которые выполняют не только назывную функцию, но и информационную. Они сообщают об именах или прозвищах основателей, о принадлежности данного поселения кому-либо.

На территории Астраханской области Алексеевка встречается в Володарском и Камызякском районах. Топоним производный от антропонима Алексей — церк. Алексий — из греч. Алексиос: алексо защищать, отражать, предотвращать42. В Володарском районе номинация произошла от имени первопоселенца Алексея. В Камызякском районе село ранее называлось Орелка, но в 1903 году оно было переименовано в честь сына Николая II — Алексея.

Название села Бекетовка восходят к антропониму Бекетов, фамилии астраханского губернатора H. A. Бекетова. В основе антропонима Бекеш др.-рус. апеллятив бекет — «пикет, сторожевой пост; бекетчик караульщик». Бекет — тюркское родоплеменное название43.

Интересен своим происхождением топоним Чуркин, Чурка. Предположительно старейшим значением слова было «рубеж», «межа», «предел», откуда далее — «пограничный знак», «пень», «кол», «колода» как обозначение границы44. Слово чур рассматривается как возглас, запрещающий касаться чего-либо, формула заклинания против колдовства, потехи нечистой силы45. В Толковом словаре В. И. Даля одно из значений слова чур — «домовой пенат, охранитель родового состояния (слав.)». Сравн. др.-рус. (с XV в.) пращур — «прапрадед». Сравн. также имена (или прозвища): «Чур Ивашков, крестьянин», 1500 год и «Чура, московский боярский сын; 1526 год», «Ивашко Щур, крестьянин», 1500 год46.

При анализе антропотопонимов автором были выявлены метронимические топонимы, т. е. образованные от женских имен, встречающиеся на территории Астраханской области намного реже, чем патронимические47: Анютино, Васили-синский, ГашошкиноМарышо, Марфино, Ниновка, Диановка и др.

Группа топонимов, в которых адресную функцию выполняют названия религиозно — культовых объектов, образовывались благодаря названиям церквей, мечетей, хурулов, а также священным праздникам и божествам. На территории Астраханской области встречаются топонимы, связанные с христианским, мусульманским, буддо-ламмаистским вероисповеданиями.

Анализируя топонимы данного вида номинации, мы условно подразделяем их на две подгруппы: 1. производящая основа — названия священных праздни-

42СуперанскаяА. В. Словарь русских личных имен. М. 1998.С. 110.

■"Там же. С. 131.

44 Черных П. Я. И.-Э. ССРЯ М. 1999. Т. 2. С. 397.

45Кондратьева Т. Н. Метаморфозы собственного имени. Казань, 1983. С. 106.

46Даль В. И. Толковый словарь. Т. 4. С. 562.

47Унбегаун Б. О. Русские фамилии. М. 1989. С. 88.

ков: Покровский (Покров), Троицкое, Успенка, Рождественский; 2. производящая основа — имена святых: Казанская слобода, Илышское, Петропавловка, а также названия святых мест: Благодатный, Богомолые, гора Богдо — Арслан-ула, (калм. «святая» — «лев-гора»).

Наибольшее количество топонимов Астраханской области религиозно-культовой номинации связано с именем Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца (ок. 345): с. Николаевская, п. Николаевский, д. Нико-лаевка, Николаевская путынь(монастырь) и др. Праздник Николая чудотворца отмечается 19 декабря48.

Своеобразной характеристикой населения Астраханского края является его предельно полиэтнический состав. Постоянная миграция народов, которые несли с собой свою материальную и духовную культуру, язык, имена, способствовала возникновению одноименных рек, отстоящих на тысячи километров друг от друга.

В условиях постоянного движения племен большое значение имели родовые имена, а также порядок следования частей этноса относительно друг друга. «Это позволяло кочевникам быть оперативными в бою и способствовало равномерному распределению по степи в мирное время, так, чтобы животным хватало корма, а людям — продовольствия». В последствие при переходе к оседлой жизни поселения, земельные угодья получали свои названия по имени владеющего рода49: род канглы: с. Старо — Кучергаповка — р. Коньга; род келечи: с. Килинчи; род тулга-тувыла: с. Тулугановка и др.

Топоним Тулугановка (Володар. р-на) производный от антропонима тулга — имя тюрко-монгольского рода. Тулга — «боевой шлем, каска». Подразделение др. тюрок, также в составе ногащев Ставрополья и Астрахани — «дже-тисан-тулга» (встречается в Килинчах, старинных семьях)50.

В конце XVII в. татары — ногайцы основали село Джамене — Три Протоки, расположенное между трех протоков: Кутума, Криуши и Бердеша. Топоним Джамене производный от антропонима Джаменей — имени предводителя одноименной этнической группы джемеки (от джем — «еда, корм») — подчинённой, снабжавшей орду продовольствием. Позже село было переименовано русскими в Три Протоки из-за своего расположения,

Основа топонима Тумак производная от апеллятива тумак. Тумак — название этнической нечистокровной и неполноправной группы, типа позднейших «емек/джемек» в Ногайской орде середины XVI в. проживавшей на р. Бузане и сеявшей просо. Тума — «метис, полурусский, полутатарин», южн. донск. тумак «метис», тума, тумак — «собрат». Тумак — «остроконечная шапка, выделанная из лисьей шкуры», которую носили первые жители села — казаки 51.

Топоним Хошеутово — Хошеутовское производное от антропонима хо-шеуты. Хошеуты — одна из главнейших калмыцких родоплеменных групп, воз-

^Православный церковный календарь. Русская православная церковь. Изд. Московской Патриархии. 2001. С. 74. 4 Там же. С. 86.

^ГААО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 73. Л. 13.

!,Фасмер М. Этимологический словарь. М. 1964. Т. 4. С. 119.

главляемая князьями Тюменями. Позже на этой земле был образован Хошо-утовекий улус.

Процесс номинации по родоплеменным названиям считается наиболее древним. «В условиях отсутствия письменности и постоянного перемещения в пространстве значение родовых имен и порядка следования частей этноса относительно друг друга было аналогично своеобразной паспортизации населения, сами же имена людей в сопровождении имен родов и названий родоплеменных подразделений позволяли четко локализовать каждого человека в обществе и том месте, где в данный момент находился его этнос»52. Благодаря этнотопонимам представляется возможным выявить ареалы обитания этнических групп, их контакты и пути перемещения народов, кочевавших на территории Астраханской области53.

Развитие производительной деятельности жителей Нижней Волги привело к образованию новой группы топонимов, образованных от названий ремесел или общественных объединений людей: Вышка, Маячное, Житное, Караванное, Карантинное и др.

На исследуемой территории выделяется большая группа топонимов Ватажка, Ватажное, Колпачинская ватага, Лебяжинская ватага, Макетная ватага и др. семантика которых связана с рыболовным промыслом и образована от апеллятива ватага — «поселок рыбаков на Волге и Каспийском побережье»; «рыболовный стан, устроенный на речном берегу; ватагою назвают и селение, возникшее при таком стане»54; «рыбный промысел, промысловая артель»55.

Топонимы Промысел, Промысловка, Промысловый, Кузнецовский промысел и т. д. производные от апеллятива промысел — «действия промышляющего что-либо». По Далю промысел — астрах, «место, где ловят рыбу, стан, табор рыбаков, ватага, тоня; или определенное пространство морских вод для рыболовства»56.

В Словаре русского языка Х1-ХУН вв. слово промысел многозначно: -1. Действие от гл. промыслити. 2. Разум. 3. Проведение. 4. Помысел. 5. Воля. 6. Помышление. 7. Дело, занятие. 8. Ремесло, торговля. 9. Добыча (соли, руды и др.). 10. Охота, ловля. 11. Место промысла, угодье и орудие лова57.

В приведенных автором топонимах нашли отражение названия промыслов, хозяйственная деятельность жителей Нижнего Поволжья, как сегодняшнего дня, так и исторического прошлого.

В результате семантического анализа топонимики Астраханской области выявлены принципы номинации топонимов. Многообразие семантических групп

"Отчет Петровского общества исследователей Астраханского края за 1894 год. Астрахань, 1896. С. 86.

13Васильева Е. А. Викторин В. М. Славянская миграция. С. 27.

■'■'Списки населенных мест Российской империи. Т. II. Астраханская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб. 1861. С. 14; Словарь русского языка ХГ-ХУШ вв. Выпуск 2. М. 1975. С. 24.

Поездка на Ватагу. Астраханская флора на 1827. СПб. 1827. С. 1-32. 56Даль В. И. Толковый словарь. Т. 3. С. 1300. "СРЯ. Выпуск 20. С. 171.

топонимов обусловлено отражением ландшафта, животного и растительного мира Нижней Волги, а также происходившими социальными и историческими процессами.

Третья глава диссертационного исследования «Эволюционные процессы в топонимии Нижнего Поволжья» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Историко-топонимические пласты Нижнего Поволжья», опираясь на материалы археологических раскопок и архивные данные о кочевьях многочисленных этнических групп, в процессе комплексного анализа топонимов исследуемой территории автором были выделены историко-топонимические пласты Нижнего Поволжья: индоиранский, тюркский, монголо-калмыцкий и восточнославянский.

Материалы археологических раскопок на территории Нижнего Поволжья подтверждают данные исторических источников о кочевьях многочисленных этнических групп. Древнейшие археологические памятники, обнаруженные на территории Астраханской области, первый из которых у станции Сероглазово, относятся к эпохе мезолита, датируются ХИ-Х тысячелетиями до н. э. Также в Нижнем Поволжье были найдены позднеолитические59, неолитические (район современных сел Верхне-Лебяжье, Варанчик, Рын-Пескн, Досанг, Сероглазово)60 и энеолитические стоянки61.

Выявить топонимические следы древнего индоиранского пласта на Нижней Волге представляется маловероятным. Но так как гидронимы являются наиболее древними источниками информации, возможно предположить и отнести топонимы с речными суффиксами

ма, — иш, — га, к неолитическим племенам: Волга, Бушма, Дарма, Науша и др.

Наличие компонента — ан в топониме свидетельствует о пребывании на территории Нижней Волги иранских племен. Основа топонима Стан восходит к индоевр. яз. др.-инд. sthanam — «место», «местопребывание»; авест. и др.-перс. síana — «стойка», «место», «стойло»; перс, sitan — «страна»б2. Данные предположения требуют дальнейшей разработки и детальных изысканий.

В Нижнее Поволжье, на смену позднесарматской культуре, носителями которой были иранские племена из Средней Азии и местное сарматское население, в V-VI вв. пришли новые племена63, образовавшие разнообразный по типологическим универсалиям тюркский пласт, в составе которого формировались древнетюркскпй, старотюркский (в его состав входит кипчакский, булгарский) и

;3Мелентьев А. Н. Мезолит Северного Прикаспия. М. 1977. С. 107.

59Васильев И. Б. Выборное A. A. Козин Е. В. Позднеолитическая стоянка Тентексор в Северном Прикаспии // Древние культуры Северного Прикаспия. Межвузовский сборник научных трудов. Куйбышев, 1986. С. 6-31.

60Шнайдштейн Е. В. Археологические памятники Астраханской области. Астрахань, 1982. С. 8, 13.

''История Астраханского края. Астрахань, 2000. С. 39-52.

62Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М. 1984. С. 520.

63Шнайдштейн Е. В. О давнем прошлом Астраханского края // Природа и история Астраханского края. Астрахань, 1996. С. 114-116.

татарский подпласты: Бирючья коса, Бирюковка, Бешкуль, Сасыколи, Берлин, Карабулак, Сеитовка, Ассадулаево и др.

При исследовании данного топонимического пласта, было выявлено, что топонимы тюркского происхождения в большинстве по своей структуре двусоставные: наблюдается присоединение к основе топоформанта. Например: Алтын-жар (алтын — «золотой», жар — «яр, бугор» ), Ахтерек (ак — «белый», терек -«дерево»), Иштюбе (иш — «три», тюбе — «бугор») и т. д.

На территории Нижней Волги прослеживается монголо-калмыцкий топонимический пласт, который включает в себя не только калмыцкие топонимы, но и заимствования тюркского происхождения: Яшкуль хоти — тюрк, яш «молодой» куль «озеро», калм. хоти «поселок, село»; Бор Mora хоти — бор «серый», л юга «змея», хотн «поселок, село»; Сарул гол — сарул «свтлый», гол «река» и т. д.

Топонимы восточного происхождения (монгольские, тюркские, арабские, смешанные) обнаруживают многочисленные цепи в системе местных названий. Многие из них утратили исходный смысл и приобрели новое оформление. Одни могут быть связаны с конкретными народами — насельниками, другие составляют загадку. Третьи — приобретают на глазах новый вид и новую жизнь. Наиболее распространенные и многочисленные топонимы на территории Астраханской области, с одной стороны, тюрко-кыпчакские, с другой — татаро-ногайские и калмыцкие — с третьей.

Самым молодым является восточнославянский топонимический пласт конца XVII — начала XX вв. Первоначальное имянаречение славян было описательного характера, указывающее на вид, принадлежность объекта или его местонахождение: Котел, Вышка, Вязовка, Ивановка, Три Протока, Черный острог и др. Переселенцы, расселяясь, не только осваивали местные географические названия, но и давали объектам свои наименования, связанные с прошлым местом проживания: с. Тамбовское, Воронежский бугор, Самарский хутор и т. д.

В результате анализа восточнославянской топонимики Астраханской области, которая формировалась на протяжении трех — четырех веков и возникла не только на незаселенной местности, но и на местах вторичного заселения, выявляется деление славянских топонимов на две группы:

— славянские по происхождению и образованию от славянских словообразовательных аффиксов: Цветное — ое, Покров — ка, Икрян — ое и т. д.;

— славянские только по употреблению, так как образованы от иноязычных аффиксов: Яксат — ово, Тулуган — овка, Новокучерган — овка и т. д.

Таким образом, поселение славян (русских, украинцев, включая казаков) можно фиксировать в местностях, сохранивших топонимию от прежнего, не до конца ясного этнически, населения, контакты их между собой и с иноэтни-ческими группами, также переселявшимися в Астраханский край в данный период .

Топонимическая система Астраханского края завершила свое формирование в середине XIX века, которая сохранилась до наших дней со сравнительно небольшими изменениями. Следует отметить, что взаимовлияние тюркских и рус-

64Васшьева Е. А. Викторин В. М. Славянская миграция. С. 27.

ских языков является отправным моментом в исследовании топонимов, в плане их адаптации, историко-этимологического анализа и структурно-образовательных особенностей.

Во втором параграфе проведен анализ местных географических терминов и выявлена их роль в образовании топонимов Нижнего Поволжья. В итоге, наиболее широко распространенными выделяются местные географические — гидронимы: кривун, култук, булак, ильмень, лиман, залив, протока, раздор, старица, гнилуша, лука и др.

Итак, как видно из приведенного перечня гидронимических терминов, в основу их образования легли различные признаки водных объектов. В качестве признаков выступают конфигурация реки, ее глубина, направление и скорость течения, рельеф местности, по которой течет река и т. д.

Среди первых поселений, возникших на возвышенных незатопляемых местах, как было отмечено выше, характерный местный географический термин бугор. В словаре Э. М Мурзаева термин бугор — «небольшой холм, возвышение, курган», «вершина по берегам Нижней Волги». Происхождение термина он относит к тюркским языкам: Бугра — «верблюд, двугорбый самец»; киргизский бякяр -«горбатый»; то же монгольский бегтер — «горбатый»65.

К числу местных географических терминов относятся оронимы осередок, яр, бугор, тюбе, урочище, пузо, лоб, кряж и др. которые характеризуют внешний вид объекта, его высоту, ширину, место расположения и т. д.

В топонимии Нижней Волги широко распространен местный географический термин яр тюрк. яз. Первоначальное значение термина яр — «берег». В результате процесса перехода родового термина яр в видовой, а также его переноса на славянскую почву, добавились дополнительные семантические признаки, соответственно многозначность. Яр — 1. «крутой, обрывистый берег, большой глубокий овраг, отвесная скала, берег в расселинах». 2. «озеро». 3. «песок, яра — «песчаный»; ярэй — «сухой», «песчаный»66. Заимств. из тур. тат. башк. jar «крутой берег, крутизна, пропасть, отвесная скала»67, чув. sir «крутой берег»68. Сравн. морд, эрьке «озеро» (морд. эрз.), кар. ярви в том же значении. Ер, яр — «озеро»; ераш — «озерко». Яр — «озеро»69.

Ареал местного географического термина дуван распространился от Вологодской области до Каспийского моря. Дуван — «высокое место открытое ветрам, яр над рекой, сильный ветер. Место, где собираются на совет, на сходку». Из тюрк, «совет», «сборище», «высший совет», «суд». В Золотой Орде дуван -«областной центр» и «крепостца»70.

Автором, в процессе исследования, было выявлено, что специфика природных, исторических и социальных условий возникновения местных географических терминов отразилась на формировании и изменении топонимов Нижнего По-

65Мурзаев Э. М. Словарь народных. С. 97.

667аи же. С. 650.

61Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий СПб. 1893. Т. 3. С. 99.

бгФаамер М. Этимологический словарь. Т. 4. С. 559.

69Мурзаев Э. М. Словарь народных. С. 201, 639, 650.

70Гаи же. С. 192.

волжья, характеризующих животный и растительный фон, виды поселений, род занятий местных жителей, их этническую принадлежность и мн. др. Подводя итоги, приходим к выводу, что местный географический термин при этимологическом анализе названий представляет собой универсальный ключ, который раскрывает как семантические, так и информационные задачи, стоящие перед топонимом71.

В третьем параграфе «Процессы эволюции и смены названий Нижнего Поволжья» прослеживаются изменения топонимического слоя на фоне социально-исторических ситуаций в пределах исследуемой территории, которые предъявляют к названиям свои требования. Отмечено, что продолжительное существование топонимов в многоязычной среде привело к структурно-грамматическим и фонетическим изменениям.

В частности, в XVI — XVIII вв. в связи с освоением Астраханского края русскими, происходила частичная замена тюркских топонимов русскими или, как было изложено выше, иноязычным названиям давалась русская оболочка: Картузам — Курочкино, Камени — Линейное, Бантир — Приточное, Тюменевка — Речное, Байгуши — Рынок, Сасык-куль — Сасыкольское, Кизань — Татарская Башмаковка, Джамене — Три протока, Майлегуль — Яксатовское и т. д.

Поднимается вопрос об усилении религиозного влияния, так как в XVIII в. на территории России, в том числе и в Астраханской губернии происходило повторное имянаречение населенных пунктов в честь строившихся церквей, церковных праздников и святых — великомучеников: Рождественка, Покровский, Троицкое Успенский Архангельское и Ильинка, Никольское, Петропавловское и т. д. В итоге, автором было выявлено более 70 топонимов религиозно-культового направления.

Многочисленные переименования населенных пунктов произошли в XX в. после Октябрьской социалистической революции: Трусово, Первое мая, МТФ колхоза им. Калинина, Коктя — Зорине,- Первомайское, Чарлата — Полевое, Присарпа — Северный, Чампот — Пустынное, Самойловский, Сырмолотов, Чапаево и т. д.

Можно с достаточным основанием считать, что сеть населенных пунктов, которая наблюдаема в настоящее время в пределах современной Астраханской области, сформировалась ко второй половине XIX в. претерпев незначительные изменения под влиянием XX в.

В четвертом параграфе «К вопросу о происхождении названия «Астрахань» автором прослеживается эволюция данного топонима и выявляется его этимологическое значение, рассматриваются точки зрения ученых историков, этнографов, филологов и географов по данной проблеме.

При изучении данного вопроса автором выявлены наиболее значимые версии: 1. социально-религиозная; 2. антропонимическую; 3. социальная-, 4. этно-топологическая; 5. этническая.

Старейшая попытка объяснения топонима принадлежит арабскому путешественнику Ибн-Баттуте, который посетил Астрахань (Хаджи-Тархань)

п Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М. 1974. С. 100.

в 1333 году: «Тархан значит у них место, изъятое от податей. Город этот получил название от тюркского названия Хаджи (паломника), одного из благочестивцев, поселившегося в этом месте. Султан отдал ему это место беспошлинно, и оно стало деревней, потом оно увеличилось и стало городом»72.

Сторонников «социально-религиозного» объяснения оказалось достаточно много, среди них известные историки, этнографы и географы: В. Н. Татищев, С. Г. Гмелин, М. Рыбушкин и др.

В своем «Описании путешествия в Московию» (1646 год) А. Олеарий изложил «антропошшическую» версию происхождения топонима Астрахань: «. Полагают, что название Астрахани произошло от того, что князь, построивший этот город и первый, обладавший им, назывался Астра-хан»73.

В середине XVII в. Антиохийский патриарх Макарий, описывая путешествие по России, упоминал о городе Астрахань, который «в древних книгах называется Тургатмишт, а татары называют его Аждархан (Аджитархан), по имени его владетеля: Ажд (Ар) значит «лев», а хан есть доселе имя царей татарских»74. Находим подтверждение «антропонилтческой» версии у И. В. Равинского: «. сей город имеет свое название от имени Аиш, который по-луча от главного обладателя свободу, вообще назывался Ашн — Тархань (Аиш у калмыков и татар значит мужское имя, Тархан значит свободный. ).

Другая точка зрения, «этно-социалъпая» связывает название города с аланами, народом, получившим от татаро-моголов титул тарханов. Поданной версии Астрахань — по-тюркски значит «свободный город», где ас или аш — имя народа, а тархан — свободный (отсюда тарханная грамота)75.

«Этническая» гипотеза опирается на Птоломея Александрийского (II век н. э.; один из лучших географов своего времени). Он писал, что «около реки Кубани, на пространстве обширных степей, обитал в древности народ Астурохани (Аскуракани), и теперь Астрахань имя сего народа поныне сохраняет»76

Наряду с вышесказанным имеют место и современные объяснения происхождению топонима Астрахань. Согласно «этно-топологической» версии, первичное название Астрахань могло произойти от соединения следующих каракалпакских слов: астр — «низ, низина у воды», торк — «племенное имя народа, дав-

72Тизенгаузен. В. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды. Т. 1. СПб. 1884. С. 301; Поспелов Е. М. Историко-топонимический словарь России. Досоветский период. М. 1999. С. 49; Гачкин Г. А. Нерознак В. П. «Астрахань» // «Русская речь». М. 1991. № 4. С. 124; История Татарии в материалах и документах. М. 1937. С. 56.

73Астраханская памятная книжка на 1894 год. Астрахань, 1895. С. 75.

'■'Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидьяконом Павлом Алеппским. Выпуск третий. М. 1898. С. 61.

71Зыков Ф. П. Астраханское царство или союз свободных городов (К вопросу о древнем состоянии Астраханского края): Исторический очерк // Астрахань и Астраханский край. Астрахань, 1924. С. 92-99.

7<!История Российская с самых древнейших времен неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным Тайным Советником и Астраханским Губернатором Василь-ем Никитичем Татищевым. К. 1. Ч. 1. М. 1768. С. 355; Добродомов И. Г. Происхождение названия Астрахань // Ономастика Поволжья. Уфа, 1973. С. 218.

шее наименование шоркам», кан — «расположиться на ночлег, на привал, на стоянку». Аст-торк-кан — «место на низу у воды, где находилась стоянка торков». Второй вариант данной версии предполагает, что название города Астрахань произошло от слов аста — «медленно, осторожно», эстерыгат — «отдых» или ас-тан — «порог, вход» — «вход в волжское устье77.

В образовавшемся многообразном топонимическом ряду вариантов названия Астрахань обращает на себя внимание обилие топонимов Хаджитархан, Хаджж-Тархан, Гаджитархан и т. д. но наиболее перспективной на наш взгляд из всех выше представленных версий является «социально-религиозная» (Хаджи — Тархан).

В заключении диссертации приводятся основные выводы и результаты исследования. Таким образом, формирование топонимии — это длительный процесс взаимодействия историко-географических и лингвистических условий, взаимовлияния различных этнических групп на протяжении многовековой истории Нижнего Поволжья. Систематизация и анализ собранного топонимического материала Астраханской области позволяют выделить следующее:

1. Основой для формирования топонимической системы Нижнего Поволжья является апеллятивная региональная лексика, в особенности местные географические термины.

2. Историко-этимологический анализ топонимии Нижнего Поволжья позволил выявить историческую этапность возникновения определенного типа топонимов.

3. Впервые проведенный анализ топонимии Астраханской области показал многоязычие региона, взаимовлияние языков и культур, а также выявлены этимологические значения топонимов, их классификация и основные мотивы номинации.

Данное историко-топонимическое исследование является практическим вкладом в проблему изучения межэтнических отношений и сохранения исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры народов России.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Васильева Е. А. История возникновения топонимов на фоне полиэтничного состава населения Нижнего Поволжья // Научные проблемы гуманитарных исследований — Пятигорск: Изд.-во Института региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе, апрель 2010. — С. 6-11. (0,75 п. л.)

77Жило П. В. Косарев А. Н. Топонимика в некоторых географических названиях побережья Каспийского моря. М, 1966. № 3,4, сер. V. С. 119- 139.

Другие публикации:

1. Васильева Е. А. К вопросу о происхождении названия «Астрахань» // Тезисы докладов итоговой научной конференции АГПИ. — Астрахань: Изд.-во Астраханского гос. пед. ун-та, 1997. — С. 194. (0,06 п. л.)

2. Васильева Е. А. К вопросу о происхождении названия «Астрахань» // Ученые записки. Материалы докладов итоговой научной конференции. АГПИ. — Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ин-та, 1997. — С. 22-24. (0,2 п. л.)

3. Васильева Е. А. Первые поселения на территории Астраханской области // Тезисы докладов итоговой научной конференции АГПИ. — Астрахань: Изд.-во Астраханского гос. пед. ун-та, 1998. — С.194. (0,06 п. л.)

4. Васильева Е. А. Первые поселения на территории Астраханской области // Ученые записки. Материалы докладов итоговой научной конференции. АГПИ — Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 1998. — С. 20-21. (0,13 п. л.)

5. Васильева Е. А. Основные этапы заселения Астраханской области // Тезисы докладов итоговой научной конференции АГПИ. — Астрахань: Изд.-во Астраханского гос. пед. ун-та, 1999. — С.194. (0,06 п. л.)

6. Васильева Е. А. Основные этапы заселения Астраханской области // Ученые записки. Материалы докладов итоговой научной конференции. АГПИ. — Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 1999. — С. 16-17. (0,13 п. л.)

7. Васильева Е. А. Взаимовлияние тюркской и славянской топонимии на территории Астраханской области // Запад и Восток: проблемы, взаимодействие, новации. Владимир, ВладПГУ, 1998. — С. 37-38. (0,13 п. л.)

8. Васильева Е. А. Процессы и эволюции и смены названий // Астраханская губерния — 280 лет. Астрахань, 1997. — С. 71-72. (0,13 п. л.)

9. Васильева Е. А. Формирование славянской топонимии. Типы славянских топонимов // Ономастика Поволжья. Волгоград: ВГПУ, 1998. — С. 34-35. (0,13 п. л.)

Издатель: Сорокин Роман Васильевич 414040, г. Астрахань, пл. К. Маркса, 33,5-й этаж, 5-й офис

Подписано в печать 01.10.2010 г. Формат 60×90/16 Гарнитура Times New Roman. Усл. печ. л. 1,5. Тираж 80 экз.

Отпечатано в Астраханской цифровой типографии (ИП Сорокин Роман Васильевич) 414040, Астрахань, пл. К.Маркса, 33,5-й этаж,5-й офис Тел./факс (8512) 54-63-95 e-mail: RomanSorokin@list. ru

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидата исторических наук Васильева, Елена Анатольевна

Введение

Глава I. Историко-этнографический обзор Астраханской области.

§ 1. Древняя история Астраханской земли.

§2. Заселение Нижней Волги

§3. Полиэтнический состав Астраханской области.

Глава II. Семантическая характеристика топонимов Астраханской области.

§1.Топонимы, характеризующие физико-географические свойства объектов и окружающей среды

1.1. Топонимы, ироизводиые от гидронимов.

1.2. Топонимы, производные от оронимов.

1.3. Топонимы, производные от зоонимов.

1.4. Топонимы, производные от фитопимов.

1.5. Топонимы, отражающие цветовые обозначения.

1.6. Топонимы, характеризующие физико-географические свойства объекта.

1.7. Топонимы, отражающие пространственное определение.

1.8. Топонимы, отражающие количественное определение.

1.9. Топонимы-метафоры.

§2. Топонимы, связанные с человеком и его дея1ельностыо. IQ

2.1. Поселенческие топонимы. ЮЗ

2.2. Отыменные топонимы.

§4. К вопросу о происхождении названия «Астрахань».

Введение диссертации 2010 год, автореферат по истории, Васильева, Елена Анатольевна

Происхождение географических названий тесно связано с общественной жизнью и языками народов, населявших те или иные местности. В течение тысячелетий менялись исторические условия, языки и народы; поэтому ни в одной стране нет единообразной географической номенклатуры. Она создавалась постепенно и является многослойным образованием, всегда состоящим из разновозрастных и разноязычных элементов, искаженных временем, измененных в результате воздействия новых языков, новых насельников1.

Исследователь Э. М. Мурзаев отмечает, что «географические названия возникли из терминов в результате непосредственного общения человека с окружающей его средой, не говоря уже о том, что первоначально наименования не могли относиться к категории собственных имен. Только с развитием общества постепенно складывалась и система географических названий как одна из лексических категорий языка.»2.

Следует помнить, что географические названия появились не случайно, а в результате осмысленного процесса номинации, на основе определенных признаков, отражающих исторические и географические реалии. «Номинация обычно происходит в процессе «привязки» исходного общего понятия конкретному адресу. Эта привязка всегда единична и поэтому неповторима в том кругу, где она возникает». Основные типы номинации аналогичны для всех пародов. Каждое имя имеет (имело) свою изначальную мотивировку, которая со временем утрачивается. Процесс имянаречения происходит при различных ассоциациях4. Большинство топонимов образовано от имен нарицательных, определяющих природные особенности объекта,

1 Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М. 1974. С. 15.

2 Там же. С. 98.

3Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1980. С. 12.

4 Суперанская A. B. Общая теория имени собственного. М. 1973. С. 249. какую — либо выделяющуюся характерную его черту или явление, положение в пространстве1. Процесс наименования — процесс народного творчества, неистощимого во все века и имеющего свои национальные и языковые особенности.

Географическое название — прежде всего слово, хотя и не всегда сохранившее значение. Однако нельзя уравнивать обычные слова с топонимами, часто не несущими смысловой нагрузки и отвечающими только служебной задаче — обозначению данного географического объекта. Они обладают большей номинативностыо .

В результате на определенном этапе в обществе возникла потребность обобщения, картографирования опорных географических названий, а в дальнейшем — их изучения научными методами различных дисциплин.

Проблема номинации (процесс и специально оформленный конкретный материал присвоения имени объекту и его представления коллективу, обществу) изучалась ономастикой. включающей омонимию, этнонимию, топонимию, лингвонимию и др.

Топонимика — наука о географических названиях (топонимах), их системе (топоиимии), об истории их происхождения, развитии и современном состоянии, об их смысловом значении, лексическом составе, грамматическом оформлении и фонетике, об их написании, произиошсиии и передаче с одного языка на другой. В область топонимики входят также вопросы, связанные со сбором названий, их систематизацией и практическим использованием, вопросы первичного наименования географических объектов и их переименования. Топонимика изучает географические названия, а также их происхождение, эволюцию, смысловое значение, распространение, повторяемость модели4.

1 Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1980. С. 17. Горбаневский М. В. Происхождение географических названий. М. 1983. С. 11.

3См. Ономастика Поволжья. Ульяновск, 1969; Ономастика Поволжья. Саранск, 1986; Ве-селовский С. Б. Ономастикой. М. 1974.

4 Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М. 1974. С. 4.

Создание географических названий — перманентный языкотворческий процесс. В народной речи непрерывно происходит процесс номинации объектов, представляющих по тем или иным причинам интерес для определенной группы людей, причем названия эти нестабильньп.

Исторический аспект топонимических исследований предполагает анализ исторического фона, на котором складывались и формировались ономастические системы. При этом учитывается историческая последовательность событий и появление отдельных имет. Важная роль топонимики для исторической науки объясняется исторической обусловленностью географических названий, которая проявляется, прежде всего, в смысловом значении слова. Топоним — это исторический памятник, который несет в себе массу зашифрованной информации, своеобразная связь между поколениями. Каждая историческая эпоха характеризуется своим топонимическим пластом, у которого были свои особенности материальной и духовной культуры. При анализе топонима решается ряд конкретных исторических задач. Например, устанавливается возраст населенного пункта, уточняется этимология географического названия и т. д.з

Возникновение и последующие изменения географических названий неразрывно связаны с историей развития общества. Привлечение ряда карт, созданных в различное время на одну и ту же территорию, позволяет проследить изменения, происшедшие с течением времени в географических названиях, выявить динамику топонимических явлений. Сопоставление возможно большего числа написаний одного и того же названия, засвидетельствованных источниками различной давности, в ряде случаев позволяет освободиться от искажений, накопившихся в процессе развития топонима, приблизиться к его исходной форме4.

1 Суперапская A. B. Что такое топонимика? М. 1985. С. 12.

2 Там же. С. 228.

3 Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1980. С. 53.

4 Мурзаев Э. М. Топонимика и география. М. 1996. С. 13.

Изучая историю создания топонимов, восстанавливается процесс их развития в обратном порядке, который они проделали, развиваясь во времени. Этот ретроспективный анализ тем сложнее, чем древнее топоним. Форма топонима с течением времени меняется, меняется и географическая среда, и сам объект, и характер его использования1.

Следует упомянуть о топонимическом пространстве, которое заполнено в строго установленных местах названиями определенных типов, при этом каждому поколению известны не только свои современные географические названия, но и названия предыдущих эпох, и топонимы зарубежных стран. Поскольку основное назначение топоиимов — территориально фиксировать объекты, в представлении каждого человека определенное географическое название связано с известным местом и эпохой. Это пространственное распределение топонимов позволяет им быть представителями и хранители значительной культурной информации2.

Роль топонимов в исторической науке В. А. Жучкевич сравнивал с ролью остатков материальной культуры. Как первые, так и вторые очень неполны, не всегда сохраняются, кое-что может оказаться случайным. На основании немногих данных — отдельных слов — делаются сложные построения, которые восстанавливают потерянные звенья истории3.

Географические названия при этом продолжают служить человеку, удовлетворяют его экономические и культурные потребности, в большинстве случаев помогают правильно осмыслить свои социальные представления и отношение к природе, и точно локализовать их4.

Актуальность исследования состоит в том, что на фойе полиэтнического состава населения Нижнего Поволжья, история возникновения, распространения и видоизменения большинства топоиимов Астраханской области является «белым пятном» в науке. Для данного исследования является хСуперанская A. B. Что такое топонимика? М. 1985. С. 115.

2 Развитие методов топонимических исследований. М. 1970. С. 38.

3Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1980. С. 51.

4 Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М. 1974. С. 3. важным и необходимым привлечение регионального компонента (народные географические термины).

Астрахань — это самая южная точка на границе страны. Стратегическое положение делает ее южным форпостом Российской Федерации. Астраханский регион обладает достаточным экономическим и интеллектуальным потенциалом для того, чтобы стать окном на Ближний Восток и Центральную Азию. Все необходимые условия для того есть. Поэтому изучение края, в том числе посредством топонимики, предельно актуально.

С Астрахани начинается Великий Волжский путь, который системой каналов связывает три моря (Каспийское, Черное, Балтийское) и проходит через всю Россию. Из Астрахани идут кратчайшие пути на Кавказ, Иран и Среднюю Азию.

В Астрахани слились в единый поток различные национальные культуры российского государства: русская. как определяющая, азиатско-мусульманская (татары, казахи, ногайцы и др.), буддийско-ламаистская (калмыки), христиапо-кавказская (армяне, грузины), мусульмапо-кавказская (азербайджанцы и горцы Северного Кавказа). Здесь, как нигде в другом регионе России, этнодемографические установки народов, ориентированы на мир, на совместную работу ради процветания края. Наиболее ярко евразийская сущность российского государства проявилась в истории Астраханского края, который был и продолжает быть этнокультурным евразийским котлом.

Актуальность тематики обусловлена и тем, что на сегодняшний день отсутствуют полномасштабные работы по исследованию и анализу топонимической системы Астраханской области, которая до сих пор сохраняет в себе богатейший информационный материал. К сожалению, с течением времени, в связи с исчезновением или переименованием населенных пунктов, эта информация может быть безвозвратно утрачена.

Посредством исторической топонимики могут быть исчерпаны споры о «приоритете» тех или иных национальностей в судьбе края, а также внесен вклад в проблему сохранения исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры.

Тема, при кажущейся нейтральности, довольно злободневна и политически заострена, в связи с властными амбициями этноэлит, каждая из которых рассматривает Нижнее Поволжье — Прикасгшй, как свою неотъемлемую территорию.

Объектом исследования является топонимическая система Астраханского края, сложившаяся в ХУ1-ХХ вв. Предметом исследования выступают исторические видоизменения названий населенных пунктов Астраханской области, их связь с происходившими социальными и этническими процессами.

Хронологические рамки диссертации охватывают период от присоединения Нижневолжья к Российскому государству (сер. XVI в.) до приобретения Астраханским краем нового геополитического значения (после распада СССР).

Методологической основой исследования является системный и структурно-исторический подход, предполагающий изучение топонимики Астраханской области, как сложного образования, в котором могут быть выделены составные части, а также различные топонимические ряды, взаимодействующие между собой как элементы единой системы. Достигается связь рассматриваемых процессов и явлений в их синхронии (как они предъявлены на карте и в перечнях поселений) и диахронии (эволюции) — изменчивость в веках и поколениях.

Топонимия — комплексная наука, объединяющая научные методы исследования различных ветвей гуманитарных знаний. В данной диссертации используются исторический (этногспетический, краеведческий), сравнительно-исторический (компаративный), этимологический, картографический (из географии и топографии), дескриптивный (описательный), структурно-грамматический или формаптный, семантический (из лингвистики), статистический, ареальный методы.

Исторический метод предполагает изучение всех обстоятельств, при которых возник топоним: картографические особенности местности, природный фактор, то есть флору и фауну, социальный, экономический и этнический статус населения, конкретные исторические события, время заселения и многое другое. Изучив исторические условия и причины рождения топонима, мы можем наиболее точно объяснить его значение.

В топонимике картографический метод исследования может быть особенно успешно применен для установления закономерностей размещения топонимических явлений, динамики их развития во времени, а также пространственных связей и зависимостей, как между отдельными топонимическими явлениями, чак и между ними и различного рода социальными и природными явлениями, отражаемыми па картах.

По мнению Э. М. Мурзаева географические названия являются важнейшим элементом карты, так как имеют пространственную привязку и нередко отражают природу ландшафта, говорят о характере заселения человеком новой территории, о природных богатствах и других географических особенностях территории1. Поэтому картографический метод очень важен в топонимическом исследовании.

Этимология в переводе с греческого языка etymologia (от etymon — истина и logos — слово, учение) занимается изучением происхождения слова. Сравнение древних языковых форм с современными, а также соотнесение с историческим развитием окружающего мира, человеческого общества, то есть использование сравнительно-исторического метода может привести исследователя к полному раскрытию происхождения слова.

Целью этимологического анализа слова является определение того, когда, в каком языке, по какой словообразовательной модели, на базе какого языкового материала, в какой форме и с каким значением возникло слово, а

Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М. 1974. С. 13. также какие исторические изменения его первичной формы и значения и обусловили форму и значение, известные исследователю»1.

В связи с этим историко-топонимическое исследование использует этимологический анализ при изучении каждого названия в отдельности. Он помогает раскрыть первоначальное значение географического названия, причины мотивации данного объекта, а также исторические условия возникновения, развития и видоизменения топонима.

Формантный метод базируется на изучении массово-повторяющихся элементов названий. В роли формантов выступают суффиксы или окончания. Поэтому при использовании формаптного метода, географические названия анализируются в совокупности.

На наш взгляд наиболее плодотворное исследование топонимического материала с учетом конкретных исторических событий в хронологических рамках диссертации предполагает использование данных методов в совокупности. Это позволит всецело охарактеризовать предмет данного исследования и дать объективную картину становления и развития топонимической системы Астраханской области.

История изучения топонимики. Интерес к происхождению географических названий возник в нашей стране очень давно. Первым, кто специально занимался этимологией топонимов, был тюркский лингвист и географ Махмуд Кашгарский (Кашгари), который в XI в. составил трехтомный словарь тюркской лексики «Диван лугатат ат-турк» и несколько географических карт3.

В России толкования географических названий встречаются в ранних русских летописях и географических лексиконах в XVIII в. Попытки аналитической трактовки топонимов находим в сочинениях В. Н. Татищева и М. В. Ломоносова.

Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевва. М. 1990. С. 596. 2Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1968.

2Хасанов Х. Х. Среднеазиатский географ — филолог XI века. Т. 5. Ташкент, 1961. С. 14.

В первой половине XIX в. один из выдающихся русских ученых Н. И. Надеждин в своих работах обращается к топонимике, географии и этнографии. Он первый обратил внимание на объективность информации, поставляемой совокупностью географических названий, на стабильность топонимов. Н. И. Надеждин утверждал, что первым помощником-источником в исследовательской работе должна стать географическая карта: «Первой страницей истории должна быть географическая ланд-карта: должна ие только как вспомогательное средство, чтобы знать, где, что случилось, но как богатый архив самих документов, источников»1.

В XX в. интерес ученых к топонимике не ослабевает. В своих работах к этой теме обращался Л. С. Берг, подчеркивая значение сбора, систематизации и изучения народной географической терминологии2.

Сторонником метода формантов был В. А. Никонов. Он считал, что, исследуя их, можно достоверно выяснить происхождение топонимов. Кроме этого В. А. Никонов сформулировал закон рядоположения географических названий. В. А. Никонов считал историзм первым законом топонимики. Любому объекту в определенных исторических условиях имя дает человек. Конечно, далеко ие всегда и совсем ие просто устанавливается датировка возникновения топонимов.

Однако Е. М. Поспелову в своих работах по топонимике был ближе картографический метод исследования: на отдельных картах происходила группировка топонимов по какому-либо признаку4.

Представитель филологического направления, А. И. Попов пропагандировал исторический метод в изучении топонимов, отвергая структурно-грамматический метод. Он считал, что топонимия находится в теснейшей связи с историей5.

Опыт исторической географии русского мира. Т. 22, ч. 2. СПб. 1837. С. 27.

2БергЛ. С. О русской географической номенклатуре. Т. 77. М. 1945.

3Никонов В. А. Введение в топонимику.

Поспелов Е. М. Топонимика и картография. М. 1971. С.

5Попов А. И. Топонимика как историческая наука. Т. 14. Киев, 1957.

Степень изученности темы исследования. Пристальное изучение истории и этнографических особенностей Астраханского края началось в XVIII в. Это объяснялось тем, что Астраханская область являлась зоной внешнеполитических интересов России. Было совершено несколько научных экспедиций Г1.С. Палласа, С. Г. Гмелина, И. И. Лепехина, Я. Потоцкого, Я. Я. Стрейса1. Тема истории Астрахани затрагивается в трудах В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова, П. И. Небольсина и др.

В XX в. (современный период) к этой теме обращались Л. С. Берг, А. И. Юхт, И. Г. Добродомов, В. М. Викторин, Н. М. Васысин и П. Любомиров.

На сегодняшний день Астраханские учёные «краеведческого» направления (историки-этнографы, фольклористы, языковеды, географы) подчас вступают в острую полемику по поводу времени образования, этнической «отнесённости» населённых пунктов, происхождения и этимологии отдельных топонимов. В диссертации это продемонстрировано на примере изучения самого ключевого топонима Астрахань.

Современные астраханские исследователи-краеведы и ученые из Казахстана (в том числе, краевед М. Д. Джолджопов) придерживаются разных направлений в своих топонимических исследованиях. Представлены здесь естественно-научный, этимологический, общелингвистический подходы, но особенно продуктивны оказались разные направления исторического метода: этногепетический, историко-краеведческий, этпотрадиционный.

Уделили серьёзное внимание астраханской топонимической системе и учёные других регионов России — топонимист-филолог И. Г. Добродомов (совпадения названий с др. территориями), этполингвист диалектолог финских и тюркских народов Л. Ш. Арсланов.

1 Палас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб. 1809; Гме-лин С. Г. Путешествие по России для исследования трех царств естества. Ч. 2. СПб. 1777; Дневные записки путешествия доктора Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 году. Ч. 1. М. 1795; Стрейс Я. Я. Три путешествия. М. 1935; Татищев В. Н Записки. Письма. 1717-1750.

На основе изучения материалов, которые хотя бы косвенно касаются нашего исследования, приходим к выводу, что развитие топонимики в Астраханском крае практически не изучено. Планомерные поиски в данном направлении учёными практически не велись, поэтому историография по теме исследования немногочисленна и несистематична. При этом имеющаяся литература опубликована не полностью, а остаётся, в основном, в виде рукописей, хранящихся в музейных и частных архивах. Топонимические исследования ранее проводились с точки зрения лингвистики, географии, но очень редко прослеживалась взаимосвязь между топонимикой и историей села, области, государства. При этом интерес к проблеме возрастает. Ведутся жаркие споры на конференциях. Но их зримым результатом и воплощением оказываются только краткие замечания в предварительных тезисах и итоговых аннотациях сообщений.

Источниковая база исследования делится на группы:

I. Архивные источники.

II. Печатные источники.

III. Картографические источники.

IV. Полевой материал.

К источникам первой группы относится архивный материал, хранящийся в Государственном Архиве Астраханской области (далее — ГААО).

Источники данной группы дают объемный материал о заселении территории Нижней Волги, о национальном составе, а также содержат документы, подтверждающие возникновение населенных пунктов и их владельцев. Благодаря архивным документам удается выяснить условия возникновения и причину номинации большей части топонимов Астраханской области.

Особый интерес представляет фонд 32 опись 1. В нем содержатся статистические сведения о населении уездов Астраханской губернии, о движении народонаселения и роде их занятий, сведения о числе населенных пунктов и дорожных трактах.

В фондах Астраханской Губернской канцелярии (ф. 394) и канцелярии Астраханского гражданского губернатора (ф. 1) хранятся ревизские сказки, переписка о заселении представителями разных народностей Астраханской губернии и многое другое.

К источникам второй группы относятся Памятные книжки Астраханской губернии, отчеты Астраханского Губернского статистического комитета, отчеты и дела Петровского общества исследователей Астраханского края, сочинения путешественников, в том числе иностранных, из которых многие посещали Астраханский край и оставили его описание, начиная с XIV в. и оканчивая последними годами XX в.

Для исследования темы были использованы «Полное собрание русских летописей», «Полное собраиие законов Российской империи с 1649 года», а также «Список населенных мест Российской империи», составленный и изданный Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел.

В качестве источников в исследовательской работе использовались словари: топонимические, этимологические, тюрко-язычпые, географические, толковые и другие.

Источники третьей группы представляют разновременной картографический материал: карты Каспийского моря, Московского государства, Астраханской губернии, Астраханской области и другие.

К четвертой группе источников относится топонимический материал, собранный во время специальных полевых экспедиций в районы Астраханской области (Приволжский, Володаровский, Икрянинский, Лиманский, Камызякский).

Целыо данного исследования является рассмотрение конкретно исторического материала и выяснение процесса зарождения, развития топонимической системы Астраханской области в период с сер. XVI по XX вв. как причинно-обусловленного процесса, связанного с характерными процессами, происходящими в Российском государстве.

На основе конкретного историко-топонимического материала, опираясь на анализ исторической картины развития астраханского края в его взаимосвязи с историей нашей страны и населяющих ее народов исследовать топонимическую систему Астраханской области, выделить основные этапы формирования топонимов, выявить рядоположения топонимов и этимологию их происхождения, в зависимости от исторических событий.

Для достижения этой цели автор ставит и пытается решить ряд более частных задачу

• изучение процесса заселения Астраханской области;

• исследование этнической истории края;

• историко-этимологический анализ топонимической системы Астраханской области;

• классификация географических названий Астраханского края, с учетом их происхождения и топонимической рядности;

• анализ природных, социальных и этнических топонимов;

• определение воздействия па разных исторических этапах гео' графического пространства, климата, окружающей природы, рода занятий жителей и социальной среды на возникновение топонимов данного региона;

• составление топонимических рядов и выявление основных закономерностей образования топонимов на 'территории Астраханской области.

Научная новизна. Астраханский регион, как важнейший компонент Российского государства, находясь на стыке Европы и Азии, вобрал в себя топонимические элементы многих этносов, изучение которых вносит теоретическую и ценностно-практическую значимость для решения актуальных проблем, стоящих перед регионоведением страны.

Научная новизна данной работы состоит в том, что впервые история Астраханского края рассматривается с точки зрения топонимики, происходит систематизация топонимов, определение их рядоположения, закономерности распространения и этимологии происхождения. Данное исследование является вкладом в проблему изучения межнациональных контактов, а также в проблему сохранения исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что представленный в ней материал может быть использован для дальнейшего изучения топонимики Астраханского края, а также сравнительного анализа топонимики различных областей России, включая Астраханскую область. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в вузовских курсах, спецкурсах по истории Астраханской области и в средней школе на уроках краеведения.

Апробация. Основные положения диссертации докладывались автором па итоговых научных конференциях АГПУ (Астрахань, апрель 1996, 1997, 1998, 1999 гг.) и отражены в «Ученых записках» 1996, 1997, 1998 гг. на итоговой научной конференции АИСИ (Астрахань, апрель 1997), на международной конференции «Происхождение и культура по данным фольклора» (Астрахань, август 1996), на всероссийской конференции «Запад и Восток: проблемы, взаимодействие, новации» (Владимир, ВладПГУ, ноябрь 1997), на областной конференции, посвященной 280-ю образования Астраханской губернии (Астрахань, ноябрь 1997), на очередной Международной конференции «Ономастика Поволжья» (Волгоград, В1Т1У, сентябрь 1998), на международной конференции «Славяне и их соседи» (Москва, май 1999), на Конгрессе этнографов и антропологов России — КЭАР-7 (Саранск, июль 2007), а также велся спецкурс по теме диссертации в Астраханском педагогическом университете (1998-2001).

Структура и диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка сокращений, списка источников и литературы.

Заключение научной работы диссертация на тему «Историческая топонимия Астраханской области XVI — XX вв.»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Опираясь на анализ исторической картины развития Астраханской области во взаимосвязи с историей нашей страны, в данной диссертационной работе предпринята попытка анализа топонимической системы Астраханского края, выяснения закономерности возникновения, распространения топонимов, а также их рядоположения и этимологии происхождения.

Топонимика как научная дисциплина находится на перекрестке таких наук, как история, география и лингвистика — это во многом и определило дальнейшее направление поисков. «Топонимика, — писал С. Б. Веселовский, — в историческом разрезе изучает происхождение географических терминов, выясняет местонахождение несуществующих селений, изменения и смену одних терминов другими.»'.

Развитие топонимии в Астраханском крае недостаточно изучено современными исследователями, практически отсутствует научная литература по данной теме, а обращение к изучению топонимии в трудах ряда ученых носит эпизодический характер и лишь косвенно затрагивает данную проблему. Вышеотмеченное послужило основанием для детального изучения источниковой базы диссертации, а также сбора полевого материала. Изучение и обобщение полученной информации позволяет сделать вывод, что топонимические исследования в своем большинстве проводились с точки зрения лингвистики и географии и без учета взаимосвязи между топонимией и историей села, края, страны. Глубокое изучение топонимов возможно при многогранном исследовании, которое в свою очередь позволяет раскрыть тайну значения названий, время их происхождения, а также взаимоотношения племен и народов и их миграций.

В рамках данной работы была предпринята попытка рассмотреть историю Астраханского края с точки зрения исторической топонимии. В начале исследования автор, совершая историко-этнографический экскурс, рассмотрел основные этапы колонизации Нижнего Поволжья, этнический состав населения, а также проследил во времени изменения границ Астраханского воеводства — Астраханской губернии — Астраханской области.

Астраханский край с древности служил воротами с Запада на Восток и был перекрестком как водных, так и сухопутных путей. Разнонаправленные миграции, многообразие языков, пестрота населения, слияние различных религий и культур постоянно притягивали к себе путешественников и исследователей.

Прослеживая историю заселения края, автор данной работы согласен с периодизацией, выдвинутой астраханским этнографом В. М. Викториным. Он выделяет четыре этапа формирования населения Астраханской области в нынешнем его виде — с середины XVI по XX вв.:

XVI — XVII вв. — оседлые приморские жители, оседающие кочевники (ногайцы — юртовцы) и «полные» последовательные кочевники (калмыки).

XVIII в. — оседлые верховые жители (русские, украинцы, татары казанские первого с. Каменный Яр), а также полукочевники (ногайцы — кара-гаши и туркмены), в городе — многонациональный торговый люд.

XIX в. — вновь «полные» кочевники (но тюркского, а не монгольского типа) — казахи — букеевцы, а в городе — западноевропейские переселенцы.

XX в. — Астрахань и область как территория разнонаправленных миграций.

Тщательное изучение истории совместного проживания многих народов, пересечений их традиций и верований, взаимовлияний культур, позволило глубже понять социальные проблемы, на основе которых возникли географические названия. Одной из таких проблем с полным правом можно считать тему взаимоотношений между различными этническими группами.

1 Жучкевич В. А. Общая топонимика. Минск, 1980. С. 52.

На протяжении нескольких веков со времен завоевания Иваном IV Астраханского ханства, т. е. со времени образования воеводства, граница Астраханского края постоянно изменялась. В 1717 году указом Великого Петра была создана Астраханская губерния, в состав которой входили Астрахань, Гурьев, Камышин, Петровск, Самара, Ульяновск, Сызрань, Терек, Волгоград, Красный Яр, Черный Яр и Кизляр. Позже в 70-80 годах XVIII в. во время уменьшения территорий губерний по всей России, было создано Кавказское наместничество, в состав которого вошла Астраханская губерния. В XIX в. Астраханская губерния была отделена от Кавказской губернии и более административно-территориальные границы ее не изменялись. К началу XX в. Астраханская губерния состояла из пяти уездов и 61 волости.

В настоящий момент Астраханская область состоит из 11 районов, а также двух городов областного подчинения — Астрахань и Ахтубинск и двух городов районного подчинения — Камызяк и Харабали. Сегодня в области насчитывается свыше 100 национальностей, но ни один из народов не может считаться коренным, так как все народы, населяющие исследуемую территорию, являются потомками переселенцев.

В данном исследовании был сделан акцент на изучении происхождения географических названий, выявлении мотивов номинации, систематизации топонимов и определении их рядоположения.

В процессе семантического анализа топонимов Астраханской области автором выявлены характерные особенности апеллятивной региональной лексики, многообразие семантических групп, обусловленных отражением ландшафта, животного и растительного мира Нижней Волги, а также происходившими социальными и историческими процессами.

При сопоставлении разночтения в наименованиях географических объектов Нижнего Поволжья были выявлены закономерности, которые характеризуют процесс перехода топонима из одной формы в другую. Первая закономерность — калькирование названий в парах: Осыпной Бугор — Ярлы — Тюбе, Каменка — Камени, Зайковка — Куянлы. Вторая — народная этимология. Третья — адаптация местного национального названия, его упрощение: Хошеутово — ово, Ахтубинка — нка, Мултан — овка, Тулугановка — овка, Биштюбинка — инка, Ассадулаево — ево. Четвертая закономерность: параллельность одновременно существующих разноязычных географических названий одного и того же объекта, не имеющих общей семантики2: Камени — Линейное, Бантир — Приточное, Тюменевка — Речное, Байгу-ши — Рынок, Сасык-куль — Сасыкольское.

Опираясь на материалы археологических раскопок и архивные данные о кочевьях многочисленных этнических групп, в процессе комплексного анализа топонимов исследуемой территории автором были выделены ис-торико-топонимические пласты Нижнего Поволжья: индоиранский, тюркский, монголо-калмыцкий и восточнославянский.

По мнению автора, взаимовлияние тюрко-калмыцких и славянских языков является отправным моментом в исследовании топонимов Астраханской области, в плане их адаптации, историко-этимологического анализа и структурно-образовательных особенностей. В ходе исследования автор приходит к следующим выводам:

Топонимы как славянские, так и восточного происхождения (тюркские, калмыцкие арабские и тюрко-монголо-арабские) обнаруживают прямую связь с историческими этапами освоения Астраханского края. В некоторых случаях топонимия восточного происхождения сохраняется в «истинном» виде, «двойственном бытовании» или подвергается переоформлению (обычно в русской речи).

Иногда топонимия соответствует этнически ныне живущему здесь населению, иногда становится элементом, при смене населения, иного этнического ареала.

2 Мурзаев Э. М. Топонимика. С. 205-208.

Ряд таких топонимов (особенно, древние, ордынские) имеют спорный характер, за их этнородовую (диалектную) отнесенность ведется идейная борьба — особенно в современной «кыпчакоязычной» среде между частью интеллектуально соответствующих народов <татары, ногайцы, казахи).

В диссертации обращается внимание на процесс возникновения, эволюции и смены географических названий. Освоение топонимического иноязычного фона происходило посредством видоизменения географических названий. В результате языковых различий наименования географических объектов иноязычного происхождения подверглись фонетической и морфологической адаптации со стороны заимствующего языка.

В ХУ1-ХУ1Н вв. в связи с освоением Астраханского края, происходит частичная замена тюркских топонимов русскими или, как было изложено выше, иноязычным названиям дается русская оболочка: Картузан — Ку-рочкино, Камеи и — Линейное, Бантир — Приточное, Тюменевка — Речное, Байгуши — Рынок.

Процесс топонимизации наблюдается через изменение топоосновы: суффиксы личной принадлежности — ов, — ев,

ин замены на топонимические суфф. — к; — ск: Курочкино — Курочкинская, Михайлове — Михайловская, Разин Бугор — Разинское.

При анализе топонимов прослеживаются структурно-образовательные изменения. Они проявляются в усечении, а также замене аффиксов: Курочкино — Курченко, Лебяжинская — Лебяжье, Михайлов-ское — Михайловка, Оранжереи — Оражерейное, Разночинское — Разно-чиновка.

Грамматические преобразования в топонимах обуславливаются изменением принадлежности объекта: Бекетовское — Бекетовка, Ветлянская — Ветлянка, Грачевская — Грачи, Копоновская — Копановка.

Особое значение в исследовании уделяется вопросу происхождения топонима Астрахань. В работе приводятся мнения различных ученых по данной проблеме. Наиболее перспективной представляется версия «социально-религиозного» объяснения, принадлежащая арабскому путешественнику Ибн-Баттуте, который посетил Астрахань (Хаджи — Тархань) в 1333 году: «Тархан значит у них место, изъятое от податей. Город этот получил название от тюркского названия Хаджи (паломника), одного из благочес-тивцев, поселившегося в этом месте. Султан отдал ему это место беспошлинно, и оно стало деревней, потом оно увеличилось и стало городом»3.

Анализируя разновременные топонимы, прослеживая их трансформацию, автор пришел к выводу, что процесс переименования географических объектов наблюдается в разные периоды и исторические вехи Нижнего Поволжья. Следовательно, этот процесс перманентный. В связи с этим следует заострить внимание на том, что переименование географических объектов прерывает незримые связующие нити между топонимом и окружающим миром, что влечет за собой утрату историко-культурной информации, искажение топонимического фона.

На сегодняшний день географические названия Астраханской области, несмотря на их пестроту и многоязычность, представляют собой сформированную топонимическую систему, которая сохраняет историческую информацию, но, в то же время, она постоянно развивается.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что названия населенных пунктов в целом являются отражением истории заселения Астраханского края.

На первом этапе колонизации Нижней Волги в XVI—XVII вв. описательный характер имянаречения первопоселенцев Астрахани отразился в топонимах, производных от гидронимов, оронимов, зоонимов и фитони-мов: Караагаш, Камызяк, Табола, Дубовый, Семибуры, Буруны, Кривой

3Тизенгаузен. В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды. Т. 1. СПб. 1884. С. 301; Поспелов Е. М. Историко-топонимический словарь России. Досоветский период. М. 1999. С. 49; Галкин Г. А. Нерознак В. П. «Астрахань». // «Русская речь». М. 1991. №4. С. 124; История Татарии в материалах и документах. М. 1937. С. 56.

Бузан, Белый Ильмень, Новый Рычан. С укреплением обороноспособности Нижней Волги связано появление стрелецких караулов, крепостей и поселенческих топонимов: Каменный караул, Ступино караул, Полый караул, Кичур (Кизеюр) караул, крепость Красный Яр, крепость Черный Яр.

На втором этапе в ХУШ-Х1Х вв. продажа астраханских земель в Межевой канцелярии, в состав которых входили и богатые рыболовецкие воды, а также увеличение количества частных рыбопромысловых хозяйств способствовали быстрому заселению береговой полосы Каспийского моря и росту поселений, и соответственно отантропонимических топонимов по имени, фамилии первопоселенцев или владельцев поселений: Вахромее-во, Бирючья Коса, Новая-Александровка, Тишков, Старая Сафоновка.

Третий этап колонизации Нижней Волги — XIX в. характеризуется процессом расселения государственных крестьян по главным проезжим трактам. С переходом кочевых народов к оседлому образу жизни связано появление этнотопонимов: Туркменка, Табан хурул, Харахусы, Килинчи, Джамене, Тулугановка, Тумак. Развитие производительной деятельности жителей Нижней Волги отразилось в топонимах, образованных от названий ремесел или общественных объединений людей: Болдыреве, Паромное, Промысловый, Ватажка, Кузнецовский промысел, Селитренный городок. С усилением религиозного влияния связано возникновение топонимов религиозно-культового направления: Архирейская, Воскресеновка, Нижненикольский, Покровка, Рождественка, Ильинка.

Во время четвертого этапа колонизации Нижней Волги в XX в. отмечался высокий рост количества населенных пунктов. После свершения Октябрьской социалистической революции произошел процесс вторичной номинации топонимов Астраханской области. Городские улицы и площади претерпели переименование, связанные с происходившими политическими событиями в стране: Чапаево, Комсомольский, Первое мая, Первомайский, завод им. В. И. Ленина, Трусово, МТФ колхоза им. Калинина.

В заключении можно сказать, что выводы и положения диссертационного исследования дополняют и развивают понятие исторической топонимии. Сформулированные в данной работе выводы могут быть использованы в дальнейшем научном исследовании. Кроме того, новая информация может быть использована в учебно-педагогической деятельности, т. е. в школах на уроках краеведения, а также в ВУЗах на спецкурсах по топонимике Астраханского края и курсах краеведения.

Данное историко-топонимическое исследование является практическим вкладом в проблему изучения межэтнических отношений и сохранения исторических названий населенных пунктов, как памятников истории и культуры народов России.

Список научной литературы Васильева, Елена Анатольевна, диссертация по теме «Отечественная история»

1. Государственный архив Астраханской области:1. Ф. 1. Оп. 16. Д. 67.

2. Ф. 2. On. 1. Д. 67, Д. 985; Оп. 2. Д. 203, 327, 985.

3. Ф. 8. Оп. 2 (вяз. 185). Д. 905.

4. Ф. 32. On. 1. Д. 12, Д. 17, 23, 30, 31, 34, 38, 40, 47, 57, 73, 86, 87, 134 (продолжение Д. 294), 179, 294, 313, 1756.

5. Ф. 394. On. 1. Д. 2403, Д. 3895; Оп. 3. Д. 23, Д. 225, Д. 404.6. Ф. 435. Оп. 2. Д. 66.

6. Ф. 476. Оп. 3. Д. 88; Оп. 4. Д. 72; Оп. 4. Д. 1840

7. Ф. 687. Оп.2. Д. 203; Оп. 5. Д. 25.

8. Ф. 794. On. 1. Д. 9, Д. 234, Д. 355, Д. 2694.

9. Ф. 857. On. 1. Д. 14, 15, 16, 22, 26, 57, 112.11. Ф. 880. On. 1. Д. 364.1. Печатные источники:

10. Аделунг Ф. Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700 года и их сочинений. СПб. 1864. Ч. 1.

11. Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. Л. 1938.

12. Армяне в Астраханской епархии и отношение к ним местных архипастырей в XVIII-M веке. Астрахань, 1900.

13. Арсланов Л. Ш. Татары Нижнего Поволжья и Ставрополья. Набережные Челны, 1995.

14. Астраханский листок. № 14 от 18 января 1890 года. «Заселение Ахтубы (по рассказам старожилов)».

15. Астрахань и Астраханская губерния. Описание края и общественной жизни и частной жизни его. M. 1852.

16. Беспятых Ю. Н. Иностранные источники по истории России. Сочинение Л. Ю. Эренмальма «Состояние России при Петре I. СПб. 1998.

17. Библиотека иностранных писателей о России. СПб. 1836. T. I. Раздел 4 (Посольство Павла Иовия Новокомского).

18. Бирюков И. А. История Астраханского казачьего войска. Саратов, 1911. Ю. Васильев И. Б. Выборное A. A. Козин Е. В. Позднеолитическая стоянка

This entry was posted in История Астрахани and tagged , , . Bookmark the <a href="http://astrakhan-today.ru/istoricheskaya-toponimiya-astraxanskoj-oblasti/" title="Permalink to ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОНИМИЯ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ" rel="bookmark">permalink</a>.

Comments are closed.